3346 01/08/2012
Струтинский Николай Владимирович
Судьба мне подарила встречи с удивительным человеком, Николаем Владимировичем Струтинским. Необычайно скромный, тактичный, щедрый. Его называют живой легендой. И думается, что каждый человек, общающийся с ним, чувствует и широту его души, и бескорыстность, и многое-многое другое. Он прожил интересную жизнь, он и сейчас живет интересно. Боевой была не только его молодость, вся жизнь его связана с борьбой, исканиями, преодолениями.

Наше знакомство состоялось банально: по работе я должна была задать ему ряд вопросов. Затем вторая, третья, десятая встречи… Они, как и наши беседы, не всегда носили официальный характер. Николай Владимирович вспоминал детство, юность, прошедшие в панской Польше. Рассказывая, как пришлось ему быть работником в помещичьей усадьбе. Тепло отзывался о своих родителях, братьях. Тосковал по жене, сыну, дочери, внуку. Переживал за их судьбу.
Пройдя через войну, годы работы в органах безопасности, он остался человеком, верящим в честных, порядочных и добрых людей. Мне приходилось несколько раз быть с ним в поездках. Мы все – налегке, Николай Владимирович – с тяжелым портфелем… с бутербродами и чаем для всех.

Сейчас он с горечью говорит о том, что он так мало уделял времени семье, часто оставлял жену один на один с различными проблемами, редко бывал с детьми. Всегда находилось много неотложных дел, когда «гебистом» мотался по Украине, когда отыскивал потерявшийся след боевого друга Николая Кузнецова: когда, будучи уже в отставке, возглавлял музей Ивана Франко и разъезжал с культурным десантом по деревням и селам.

Поселившись в Талице, Николай Владимирович тем самым сделал нам всем большой подарок. Всех общающихся с ним, он заражал неуемной энергией, оптимизмом, любовью к жизни. Он не может дня прожить без дела, не позволяет такой роскоши и другим.

Когда на Украине все перевернулось с ног на голову, то он первый забил тревогу: не мог допустить, чтобы осквернили такую дорогую для него могилу, разрушили прекрасный памятник. Именно благодаря его стараниям этот памятник обрел новое место на родной земле.
В любую погоду, в любое время дня можно было встретить Николая Владимировича в сквере имени Н.И. Кузнецова. То он смахивает пыль или снег со ступенек постамента, то, низко наклонив седую голову, сидит на скамеечке, то любовно ухаживает за саженцами.

Мне грустно, что Николай Владимирович уехал из Талицы, вернулся на родину…

«Я не собирался уезжать из Талицы… Я – пожилой человек. У меня сложные проблемы с семьей… И сейчас еду к братьям, даже не домой, меняя не худшее на лучшее, а наоборот. Там не будет такой пенсии, все очень дорого. Но не могу оставить близких мне людей в трудную минуту. Дела своего не собираюсь бросать, буду помогать и оттуда. Обид ни на кого нет. Я встречался только с хорошими людьми. Очень благодарен таличанам, тем неравнодушным, честным людям, которые ходят по земле, где родился и жил мой боевой товарищ».

Мне очень жалко, что в нашем городе больше нет этого удивительного человека. Думается, что и он с болью в сердце уезжал отсюда. Ему полюбился Урал, жители небольшого провинциального городка, наши весны и зимы, напоминающие своей снежной щедростью о далекой партизанской молодости.

Он уехал, но люди его помнят. Николай Владимирович успел побывать в школах, музеях, в коллективах и на предприятиях. Ничего не требовал лично для себя. Вспоминается, как в первые дни его жизни в Талице мы побывали у него в гостях с корреспондентом «Уральского рабочего» Г.М. Каетой. Николай Владимирович угощал нас приготовленной вкусно по собственному рецепту рыбой. И только по прошествии времени он признался, как трудно было в материальном отношении поначалу: несколько месяцев он не получал пенсию. Выручал мешок сухарей, прихваченный с Украины, да сахарин, что привез ему брат Жорж. Ему было очень трудно, одиноко – все-таки годы, 70 с лишним – это не шутка. Ныне весной лежал он в больнице. Каждый день у него бывали люди, но самые близкие и родные – так далеко. Прикосновение родной ладони, наверное, помогло бы больше, чем чужие участливые слова. Очень не хватает жены, детей, внуков. В старости тяжело быть одному.

Остались в музее переданные им в дар документы, архивы – часть кропотливого труда всей жизни.

Спят под снегом деревца, но весной они проснутся: зазеленеют елочки, зацветут яблоньки и липы. И долго будет радовать людей этот сквер – знак верности дружбе сынов двух народов-братьев.

Материал подготовила Малова Е.И. Декабрь, 1994г.
 
 
 
 
 
Объекты - Связано с: Струтинский Николай Владимирович

  Полевской   Первоуральск   Кушва   Березовский   Камышлов   Верхняя Пышма   Асбест   Нижняя Салда   Верхняя Салда   Краснотурьинск   Красноуфимск   Талица   Сысерть   Реж   Новоуральск   Свердловская область

Copyright © 2007-2016 группа разработчиков
Яндекс.Метрика