9901 13/03/2015
Спасибо, доктор!
Мы любим жаловаться на жизнь. Нам вечно не хватает денег, дети капризничают, работа не устраивает, шумные соседи достают. В общем, все плохо. А представьте себе на мгновение, что вы где-то за тридевять земель от родного города, в ушах у вас стоит непрерывный гул и звон. Это оттого, что вокруг рвутся снаряды. Лампа-молния постоянно мигает, а под ней на операционном столе лежит боец с окровавленной, кое-как перебинтованной головой. Там, под бинтами - осколки. И вам нужно их достать. Прямо из мозга. И такой боец не один. Их целый эшелон, который под бомбами прорвался в город, к вашему госпиталю. Страшно? Конечно! Но за четыре долгих года Великой Отечественной войны такая картина стала для Евдокии Григорьевны Храмовой почти обыденной.

Война разделила жизнь Евдокии Григорьевны на две части: безмятежное "до" и трудное "после". "До" была дружная семья: мама, папа, бабушка и две сестры, родная школа, четыре курса мединститута. А 22 июня 1941 года началось "после". Прямо из института, не дав даже на денек съездить домой, студентов призвали на военную службу. Девушки могли выбрать тот фронт, на который им хотелось бы попасть. И все без исключения девчонки выбирали Московское направление. Но сначала студентки попали на распределительный пункт в Вологду, а оттуда - на курсы. Евдокия попала в Тулу. Окончила курсы и была отправлена на Ленинградский фронт в город Череповец.

Госпиталь располагался в бараках. Каждому врачу досталось по одному бараку - около сотни раненых. И началось.

...Липкий пот застилает глаза. Хочется спать. Нельзя. Еще три операции. Час назад была тревога. Измученных раненых, которые только сегодня были доставлены в госпиталь, пришлось на носилках относить в подвал. Затекли ноги. Раненый на столе совсем молоденький. Светлая щетина на щеках слиплась от крови. Потерпи, миленький! Еще немного, еще совсем чуть- чуть...

Врачи не спали сутками. Ели практически одну перемороженную капусту. Хлеба полагалось 400 граммов на человека в день. Девушки меняли положенные им «сто грамм» у мужчин на шоколад, который иногда выдавали солдатам. Обычная форма военврача: гимнастерка, юбка, задубевшие от пота.

Раненые попадались разные. Самострелов было много. Госпиталь был небольшой передышкой в нелегкой фронтовой жизни. Многие бойцы старались задержаться в нем подольше. Некоторые солдаты специально прикладывали кранам соленую рыбу, чтобы те дольше не затягивались.

Иногда бойцы называли женщин-врачей и сестер мамами. А этим "мамам" было-то по двадцать с небольшим!

Евдокия Григорьевна по сей день вспоминает такой случай. У бойца осколочное ранение в голову. Парализована правая половина тела, речь отсутствует. Сложная операция. Евдокия Григорьевна достала осколки. К солдату вернулась речь. И первыми его словами были: "Спасибо, доктор".

Евдокия Григорьевна признается, что на войне было страшно. Пугала неизвестность, не хотелось умирать, но еще страшнее было остаться калекой.

В 1943 году Евдокию Григорьевну снова отправили на курсы в Москву. Там она встретила своего будущего мужа. Они были знакомы еще со школы, и пришлось объехать полстраны, узнать почем фунт лиха, чтобы понять, что твоя судьба всю жизнь жила по соседству! Расписаться им удалось только через год после окончания войны.

Рано утром 9 мая 1945 года по радио объявили, что война окончена. Госпиталь, где тогда работала Евдокия Григорьевна, ликовал. Люди целовались, обнимались, плакали и смеялись одновременно.

Евдокия Григорьевна вернулась домой в 1946 году в звании капитана медицинской службы. С какой радостью ее встретили мама, бабушка, папа и муж, который вернулся на родину раньше жены.

Молодые стали жить у свекрови на 14 квадратных метрах. Евдокия Григорьевна считает, что свекровь у нее была человеком очень хорошим, отзывчивым, добрым. Эта женщина всегда была гостеприимной, хозяйственной. А ведь у нее всегда работы хватало: шила платья на заказ. Эта работа помогла семье выжить в трудные послевоенные годы, ведь свекровь брала плату за свой труд продуктами.

В 1947 году у Евдокии Григорьевны родился сын, а в 1951 году - дочь. Семье стало совсем тесно. Евдокия Григорьевна с мужем начали строить дом. Построили, заселились.

Они прожили вместе долгих и счастливых 57 лет. Муж был заядлым рыбаком и приучил жену к рыбалке. Евдокия Григорьевна до сих пор очень любит посидеть на берегу с удочкой. До 75 лет бегала на лыжах.

К 55-летию Победы над Германией Евдокия Григорьевна получила очередное звание - майор медицинской службы.

Евдокия Григорьевна всю жизнь проработала в Красноуфимской городской больнице невропатологом. А с 89-го была членом врачебно-трудовой комиссии. Общий стаж работы - 63 года. Это значит, что Евдокия Григорьевна только шесть лет на заслуженном отдыхе. А ведь в марте у нее юбилей - ей исполняется 90 лет!

P.S. За годы войны Евдокия Григорьевна Храмова сделала около четырехсот сложнейших операций по удалению осколков из коры головного мозга.

Алексей КОЗЬМИНЫХ, Игорь БАБИН.
Источник: Знак вопроса. – 2010. - №9. – С. 9
 
 
 
 
 
Объекты - Связано с: Храмова Е. Г.

  Полевской   Первоуральск   Кушва   Березовский   Камышлов   Верхняя Пышма   Асбест   Нижняя Салда   Верхняя Салда   Краснотурьинск   Красноуфимск   Талица   Сысерть   Реж   Новоуральск   Свердловская область

Copyright © 2007-2016 группа разработчиков
Яндекс.Метрика