Опенкина, С. Колумб золотых россыпей / С. Опенкина
// Березовский рабочий. – 1984. – 13 ноября. – С. 3

В этом году березовчане отмечают юбилейные даты - 200-летие со дня рождения Л. И. Брусницина и 170-летие со дня открытия им первого России месторождения россыпного золота. Недавно в районе центральной обогатительной фабрики появился новый памятник в честь «Колумба золотых россыпей», как называли Льва Ивановича современники.

Еще в 1761 году М. В. Ломоносов предлагал организовать поиски россыпного золота по берегам рек. Он утверждал, что «в толиком множестве рек, протекающих в разных местах России, сыщется песчаная золотая руда..., которую можно опробовать новоизобретенным способом». Правительный Сенат, куда попало письмо, положил его под сукно.

Догадку гениального ученого подтвердил на практике скромный штейгер Березовских золотых промыслов Л. И. Брусницин.

Формулярный список Брусничина сообщает, что он «в службу вступил из мастеровых детей на Екатеринбургские золотые прииски промывальщиком». Указывается дата: 3 января 1795 года. В 1812 году открыл новые месторождения золота на Уфалейских заводах, за что произведен в похтштейгеры. Спустя два года Льва Ивановича определили на Березовский завод «за присмотром по всему золотому производству».

О россыпном золоте Брусницин слышал. Решил проверить «не скрывается ли подобное богатство, как в чужих землях, и в наших недрах земель». Удалось уговорить управителя завода снарядить поисковую партию. А где бить шурфы? Решили начать с долины речки Березовки. Там, по слухам, один из мастеровых нашел золотой самородок. Ему не поверили: «Золото на болоте? Не может того быть!» А вот Брусницин поверил. Первые поиски окончились неудачей. Начальник партии все норовил закладывать шурфы на пригорках, а не в долине. От своей затеи Лев Иванович не отказался. Стал искать один, стойко выдерживая град насмешек. Искал целенаправленно, исследуя один участок за другим.

Как-то по делам приехал в Первопавловскую золотопромывальную фабрику. Пригляделся к откидным пескам, взял пробу. Приехал и на второй день, не третий... И вот на ладони блеснули две крупинки золота. Откуда они могли в отвалах взяться? К тому же и формой и цветом отличались от металла, добытого в камне - округленные, светлые. Пошел на поклон к старому горняку Печерскому. Тот и надоумил: может, крупинки с речки? Указал примерно и место.

Что случилось дальше, узнаем из воспоминаний первооткрывателя: «…я беру из речки на пробу песку - и что же, какое счастье, во время накладки песка нахожу сам кусок золота в 8,5 золотника. Промыв одну тачку песка в 3 пуда, получаю золота 2 золотника. Вот была радостная для меня находка, с ней все сомнения вон. Слой этот столько был богат, что местами было видно золото».

Кто ищет - тот всегда найдет. Эту истину и подтвердил Брусницин в сентябре 1814 года. Из россыпи, открытой им, добыли 2779 килограммов золота. Поистине драгоценный дар природы. Позднее попадались и другие россыпи, но такой щедрой уже никто сыскать не мог.

Брусницин показал себя способным организатором, искусным механиком. Творчески примени» способ, предложенный М. В. Ломоносовым, поставил добычу россыпного золота на промышленную основу. Сначала усовершенствовал промывочные станки, потом создал промывочно-амальгамационную машину оригинальной конструкции. Самое главное - она поражала своей простотой и надежностью, а экономию давала большую. Прослышав о чудесной машине, в березовский завод зачастили механики казенных и частных заводов. Сейчас бы мы сказали: «За передовым опытом». Впрочем, так оно и было. Приезжали даже с берегов далекого Нила.

Золотая горячка охватила всю Россию. Тысячи людей кинулись в самые глухие места, на берега таежных рек Урала, Алтая. Сибири, Не всем, но многим «пофартило». В течение 10 лет после открытия Брусницина количество золота, добываемого на Урале, возросло более чем в 10 раз. В 1845 году Россия вышла на первое место - давала 47 процентов мировой добычи драгоценного металла. Еще две цифры для сравнения. С начала промышленной разработки до 1861 годе (за 106 лет) на Березовском заводе добыто 11,3 тонны рудного золота. За 47 лет (1814-1861) - 18,9 тонны россыпного. Таково величие подвига Л. И. Брусницина.

В благодарность за заслуги он получил скромное звание «оберштейгера», серебряную медаль. В возрасте 61 года ушел в отставку, и о нем сразу же забыли. Один из современников Льва Ивановича писал: «...надеемся, что со временем имя Брусницина займет почетное место в истории нашей промышленности, и капиталы, возрождения которых он был виновником, дадут процент на сооружение памятника русским открывателям золота». Это время настало: памятник есть!